«Зеленский живет в параллельной реальности». Известные украинцы — об идее совместных патрулей на Донбассе

Журнал НВ поинтересовался у известных соотечественников, считают ли они возможным совместное патрулирование восточной границы Украины с представителями и жителями т.н. «Л/ДНР».

Редакция задала такой вопрос после того, как президент Владимир Зеленский предложил на время подготовки к местным выборам организовать на Донбассе совместное патрулирование границы с участием представителей ВСУ, ОБСЕ и «местных общин».

Анатолий Амелин, соучредитель, директор экономических программ аналитического центра Украинский институт будущего:

Ничто не поможет урегулированию конфликта, пока его главный зачинщик — Кремль в этом не будет заинтересован. Ведь цель Москвы не закончить конфликт, а контролировать Украину, ее повестку и политические решения.

И так называемый конфликт будет прекращен сразу, как Москва получит иные инструменты достижения своих целей. В интересах ли это Украины и украинцев? Ответ очевиден.

Игорь Захаренко, гендиректор турфирмы Феерия:

Зеленский ведь еще о хорватском варианте говорил. Вот только если бы он знал историю или поинтересовался, как на самом деле было. Там была переходная администрация ООН, то есть полиция ООН. А перед этим с помощью ООН Хорватия взяла контроль над границей, которая была закрыта для поставок оружия и войск со стороны Сербии / России.

Еще там были выведены все сербско-российские войска, закрыта граница, разоружены все бандформирования, изъято оружие у населения и многое другое.

Но вообще, хорватский сценарий — это дорога в Европу, в НАТО, накопление сил, операция Буря и освобождение своих территорий.

Леонид Остальцев, владелец VeteranoPizza, основатель VeteranoGroup:

Это бред. Глупое, дурное, необдуманное решение, которое может привести к очень печальным последствиям.

Я вообще не считаю возможным любое сосуществование с террористами. Если мы не говорим, что эти люди должны ответить за то, что они сделали, получить свои тюремные сроки за то, что предали свою страну, за то, что убивали бойцов ВСУ и других наших военных и добровольческих формирований.

Контроль нашей восточной границы должен быть осуществлен исключительно силами ВСУ. Я даже не уверен относительно МВД. Поэтому на границе должны быть исключительно ВСУ и наши пограничники.

К сожалению, снова убеждаюсь в том, что Владимир Зеленский живет в какой‑то параллельной реальности и в другой вселенной. Заигрывание со своим электоратом плохо закончится для страны.

Олег Покальчук, социальный психолог:

Зеленский сознательно предложил заведомо неприемлемый вариант, а не хорватский. Поэтому я вообще не вижу здесь повода для беспокойства.

Олег Тистол, художник:

Конечно, нет. Мне вообще кажется, что ко всем подобным сумбурным заявлениям стоит относиться, как к войне КВН с КГБ. Это чисто русская методика, типа вести всяческие переговоры и закидывать разнообразные невыполнимые темы, чтобы чем‑то занять противника.

И как мне видится, пока что КВН обыгрывает КГБ приблизительно со счетом 3:0. Потому что кавээнщик намного изворотливее, чем кагебист.

Энрике Менендес, глава аналитического центра Донбасский институт региональной политики:

Совместное патрулирование границы — это один из элементов большой картины урегулирования конфликта. Само по себе оно, конечно, не в состоянии решить всех проблем, но как часть комплексного плана может быть.

Другой вопрос, что всеобъемлющее решение потребует значительного прогресса в политической части Минских соглашений, что пока тяжело себе представить. Да и самого плана мы пока не видели.

Даже выборы на неподконтрольной территории — это лишь элемент большой картины. Каким будет особый статус? Что с амнистией? Какое будущее у отношений с Россией? Все это вопросы, на которые пока нет ответа.

Думаю, что Украине необходим большой национальный диалог. Надеюсь, что в скором времени мы увидим работающие инициативы, а не просто для галочки.

Меня сейчас гораздо больше заботит, дадут ли подконтрольным частям Донецкой и Луганской областей во время местных выборов выбрать областные советы, которые не работают с 2014‑го? Это может стать важной площадкой для разрешения конфликта на Донбассе.

Елена Белозерская, офицер Вооруженных сил Украины, блогер:

Думаю, эта инициатива реализована не будет. Как и многие другие предыдущие и будущие инициативы, на которые не соглашается активное меньшинство. Последнего обе постмайданные власти боятся как огня.

В целом, любые совместные действия с оккупантами и коллаборационистами, кроме обмена пленными, и любые переговоры с ними, кроме переговоров об их капитуляции, противоречат государственным интересам Украины.

Ирина Бекешкина, социолог, директор фонда Демократические инициативы:

Это невозможно. Если бы действительно произошло освобождение временно оккупированной территории от российского присутствия и разоружение боевиков, тогда это было бы возможно как какой‑то компромиссный вариант. Но этого же не случится. Я, кстати, не очень верю, что и выборы там состоятся.

Думаю, что это все надо только, чтобы показать наши добрые намерения, что мы хотим мира, согласия, компромисса.

Мне неоднократно приходилось слышать от иностранных коллег о предлагаемом нам хорватском варианте. Мол, они же там нашли общий язык с сербами. Ну, одно дело две нации: сербы и хорваты, а другое дело, что в Украине конфликт совершенно иного характера. У нас нет сербов и хорватов. И если Россия уйдет с оккупированной территории, то мы, думаю, все быстро уладим.

Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра Разумкова:

А что мы собираемся разграничивать? Неподконтрольные части Донецкой и Луганской областей и Россию? Смысл в такой границе? Пока оттуда не будут выведены все военизированные формирования, пока на этой территории не будет возобновлен контроль со стороны Украины, в такой границе нет никакого смысла. Был бы смысл, если бы речь шла о разграничении под международным контролем. Но тогда нужно говорить не только о границе, но и обо всей неподконтрольной территории.

А то, что рассказывают, будто это хорватский вариант, то ни один из существующих вариантов в Украине не пройдет. Любой вариант, используемый в других странах, требует адаптации. В Украине абсолютно иные условия. Можно брать подход, а вот модель будет только украинской.

Людмила Горделадзе, директор киевского кинотеатра Жовтень:

Политика властей относительно болезненной темы войны на Донбассе напоминает известную птицу, которая прячет голову в песок и думает, что ее никто не видит. Нужно определиться: если это война, тогда нужно подписать с кем‑то мир. После этого можно планировать мирные меры безопасности и контроль территории. Но для этого нужно мыслить стратегически. С этим у нас проблема. Потому и получается «Цель — ничто, движение — все». А это тупик.

Алим Алиев, программный директор Крымского дома:

Разделяю желание президента Зеленского патрулировать и контролировать украинскую границу не только на линии разграничения, но и по всему ее периметру. И поддерживаю идею этого воплощения вместе с представителями международных институций типа ОБСЕ. Но не считаю целесообразным это делать совместно с сепаратистами, являющимися пешками Кремля и не придерживающимися договоренностей (последний пример — атака украинских позиций сепаратистами в Луганской области на этой неделе).

Россия постоянно пытается направить конфликт в русло Украина — ОРДЛО, таким образом продвигая идею «внутреннего противостояния». Поэтому в каждом нашем заявлении и решении мы должны исходить из того, что Россия — агрессор, оккупировавший часть наших территорий, которые мы должны вернуть.

Читайте этот материал в свежем номере журнала НВ — № 6 от 20 февраля 2020 года

Источник: nv.ua