"Он сказал вслух то, что мы боялись". Отец, требующий расследовать смерть сына, поднял крупнейшие протесты в Боснии

В Республике Сербской, автономном крае Боснии и
Герцеговины, нынешней зимой не проводили новогодних уличных концертов и
празднований. Их пришлось отменить из-за многотысячных протестов, охвативших столицу
региона — город Баня-Лука — в последние дни декабря 2018 года. 

Демонстранты требовали отставки главы МВД Республики
Сербской Драгана
Лукача, а также критиковали систему правосудия и коррупцию в стране. В октябре,
накануне выборов в стране, аналогичные акции собрали рекордные для региона 40
тыс. человек.

Протесты стали крупнейшими во всей Боснии и
Герцеговине с тех пор, как в 1992 году она провозгласила независимость от
Югославии. А начались они почти год назад с одиночных пикетов 49-летнего
официанта Давора Драгичевича, ветерана боснийской войны 90-х годов. Его сын
исчез и был найден мертвым в Баня-Луке в марте 2018 года, и с тех пор отец добивается
от властей ответов на множество вопросов о его смерти.

НВ рассказывает о том, как настойчивость Драгичевича не
только дала толчок самому мощному гражданскому движению в Боснии последних
десятилетий, но и объединила местных сербов и боснийских мусульман, раскол
между которыми остается главной проблемой страны в ее новейшей истории.

Загадочная
смерть

Портрет 21-летнего Давида Драгичевича, красивого
улыбчивого юноши, теперь хорошо знаком всей Боснии. В ночь на 18
марта 2018 года студент электротехнического факультета университета Баня-Луки
пропал, а через шесть дней его тело нашли в притоке реки Врбас,
протекающей через город, пишет The New York Times в
своем материале о громкой истории.

На теле парня были обнаружены ссадины и синяки, однако
первоначальная версия полиция гласила, что он утонул, находясь в состоянии
алкогольного и наркотического опьянения. Более того, правоохранители сочли, что
перед этим Драгичевич совершил кражу со взломом и участвовал в драке, сообщает Deutsche Welle.

Протесты
отца и новое расследование

49-летний отец погибшего Давор Драгичевич, официант одного из городских кафе, отказался верить такой версии. Вскоре после смерти сына он начал
проводить ежедневные пикеты на центральной площади Баня-Луки, требуя
справедливого расследования дела. С каждой неделей в этих акциях – поначалу
одиночных — принимали участие все большее число людей.

Как отмечает издание Neue Zürcher Zeitung, Драгичевич
настаивал, что его сын не был наркозависимым, а также требовал дополнительных
судмедэкспертиз и объяснений того факта, что дело передали в подразделение по
борьбе с организованной преступностью, а не криминальной полиции.

По мнению Драгичевича-старшего, который воевал на стороне
сербской армии в годы боснийской войны, его сына похитили, подвергли пыткам и убили, а за преступлением
могут стоять высокопоставленные чиновники МВД Республики Сербской – что и
объясняет попытку правоохранителей объяснить загадочную смерть случайностью.

К такой трактовке событий склоняется и мать Давида Сюзана
Раданович, живущая в Вене. Родители погибшего юноши развелись несколько лет
назад, однако после гибели сына Раданович наряду с бывшим супругом стала одной
из наиболее активных участниц движения за расследование его смерти.

«Если бы какой-то обычный парень убил моего
ребенка, его бы уже давно арестовали. Должно быть, им [предполагаемым убийцей] был кто-то весьма влиятельный», —
цитирует Reuters заявление матери погибшего в ходе протестов в декабре 2018 года.

Собственными усилиями родители погибшего Давида
добились проведения еще нескольких экспертиз, которые породили новые вопросы к первоначальной
гипотезе о смерти студента.

Его отцу удалось настоять на проведении независимого
токсикологического скрининга в сербском Белграде, сообщает DW. Он не выявил следов ЛСД либо других
наркотиков в теле погибшего, о чем первоначально заявила полиция. Кроме того, белградская
экспертиза опровергла данные о том, что тело находилось в воде шесть
дней, ограничив этот срок 2-4 сутками. Этот факт поставил под сомнение дату
смерти, изначально определенную правоохранителями Республики Сербской, и
оставил открытым вопрос о том, что произошло с Давидом в первые дни после его
исчезновения.

Версию о наркотическом опьянении опровергла и
лаборатория в Вене, куда биологические образцы сына – прядь его волос –
отправила мать погибшего, сообщает Frankfurter Rundschau. Издание также
напоминает еще об одном странном факте: с городских камер наблюдения были
стерты записи той ночи, когда исчез студент.

В итоге под давлением этих фактов и растущих
общественных протестов летом 2018 года дело о смерти Драгичевича было
переквалифицировано в дело об убийстве, а правоохранительные органы открыли
новое расследование. Под следствием оказался судмедэксперт, давший
первоначальное заключение о смерти Давида, однако ни одного задержанного нет до
сих пор.

Гражданское
движение Справедливость для Давида

За почти 10 месяцев, прошедших после смерти Давида Драгичевича,
в Республике Сербской сформировалось настоящее гражданское движение под
лозунгом Справедливость для Давида.

Оно зародилось уже в первые месяцы после смерти
студента. По данным Frankfurter
Rundschau,
все это время ежедневно как минимум 100-200 человек собирались в 18:00 на центральной
площади Крайна в Баня-Луке.

Впоследствии активисты переименовали ее в площадь
Давида, самостоятельно установили мемориальный знак его памяти, а
продолжающиеся акции стали собирать уже тысячи человек и переросли в протесты
против руководства МВД и коррумпированности чиновников в целом.

Движение стало серьезным вызовом для власти края,
которую многие годы возглавляет пророссийский авторитарный лидер Милорад Додик,
выступающий за раскол между Республикой Сербской и второй частью государства —
Федерацией Боснии и Герцеговины.

«Альянс независимых социал-демократов Додика
контролирует сербский автономный район, включая службы безопасности и разведки,
судебную систему и средства массовой информации, — напоминает The New York Times. — Его прямая цель – отделиться от
остальной части Боснии, и критики утверждают, что в этом стремлении Додик постоянно
подрывает государственные институты [всей Боснии и Герцеговины]».

И хотя Додику удалось удержать политическое лидерство
в регионе по итогам выборов 7 октября 2018 года, своего первого пика
общественные протесты достигли именно накануне голосования. Тогда в центре
Баня-Луки собралось около 40 тыс. человек – небывалое количество для города,
который с населением около 200 тыс. человек является вторым по численности в
Боснии (после Сараево).

«Мы пойдем до конца», «Кто убил
Давида?», «В отставку!», «Лукач [министр внутренних дел] – убийца!», «Справедливость для
Давида» – с такими слоганами проходили акции, начатые отцом погибшего
студента, и продолжавшиеся вплоть до последних дней 2018 года. Многие
демонстранты признают, что протесты стали для них поводом высказать свое
отношение ко власти в целом.

«Он [Драгичевич-старший]
сказал вслух то, о чем думали мы все, но боялись сказать: что все они [представители
власти] лжецы, — цитирует The
New York Times Ваню
Стокич, общественную активистку из Баня-Луки, присутствовавшую на всех митингах
Драгичевича. — Они думали, мы проглотим все, что они пытаются нам скормить,
однако мы осмелились доказать: это не так».

Сам Давор Драгичевич открещивается от каких-либо
политических амбиций. 19 декабря в интервью местному телевидению он в очередной
раз заявил, что хочет лишь добиться правды о смерти своего сына, отмечает NYT. В то же время он осознает, что нынешний
масштаб протестов делает его целью давления со стороны властей.

«Я не мессия. Я не спаситель. Я прекрасно
осознаю, против кого выступаю: против всего государственного аппарата, —
говорит Драгичевич. — Однако ни одно государство не должно мириться с убийством.
Ни одно».

Его посыл и боль разделили даже боснийские мусульмане
– акции солидарности с Драгичевичем в течение года неоднократно проходили не
только в Республике Сербской, но и в Сараево – столице Боснии и Герцеговины,
пишет Reuters.

Акции в Сараево подпитывает похожий случай: там
безутешный отец, мусульманин Муриз Мемич, третий год пытается добиться правды о
смерти своего сына. По версии властей, тот погиб в автокатастрофе, однако Мемич
настаивает на том, что молодой человек был убит.

С обоими мужчинами встречались спецпредставитель и
посол ЕС в Боснии и Герцеговине, отдельно отметив столь неординарный для этой
страны факт межрелигиозного и этнического единства.

«Мы высоко ценим их [Драгичевича и Мемича]
неустанные усилия и желание мирным путем добиться справедливости в отношении
смерти их сыновей, — говорится в заявлении чиновников ЕС. — Поразительно, что
два отца в поисках справедливости для своих погибших сыновей мобилизовали более крупные протесты против безнаказанности и отсутствия верховенства права в
Боснии и Герцеговине, чем любая политическая партия».

Реакция
властей

Руководство правоохранительных органов Республики
Сербской категорически отрицает свою причастность к смерти студента Давида
Драгиевича.

Более того, 25 декабря 2018 года, когда численность
протестов вновь достигла нескольких тысяч человек, правоохранители ненадолго задержали
в ходе акций несколько десятков демонстрантов в Баня-Луке. В тот же день этот
шаг резко раскритиковало представительство ЕС в Боснии.

Среди задержанных был и отец Драгиевича. Как сообщает Reuters, в его доме провели
обыск на предмет наличия оружия, однако ничего не нашли и отпустили активиста.
В то же время NYT
сообщает, что полиция Республики Сербской выдала ордер на арест мужчины,
обвинив его в подстрекательстве к беспорядкам и угрозе общественной
безопасности.

После этого Драгиевич на некоторое время исчез из
общественного поля зрения, однако 7 января обнародовал в своем Facebook обращение, в котором
заявил, что не отказывается от своих целей.

«Я не сбежал, но вынужден скрываться», —
заявил Драгиевич. Он также призвал своих сторонников продолжать борьбу «мирно
и с достоинством».

В свою очередь, одиозный министр внутренних дел автономного
края Драган Лукач дал понять, что полиция будет пресекать дальнейшие акции
протеста. А глава автономиии Милорад Додик прямо заявил на своей ежегодной
пресс-конференции: «Улица не будет моделировать политические решения в
Республике Сербской».

Источник: nv.ua